Порочность дилетантских методов в управлении

.

Длительное игнорирование особенностей товарного производ­ства в условиях рыночных отношений привело к тому, что специ­алисты и руководители предприятий в большинстве своем не вла­деют необходимой теоретической базой в области современного менеджмента, не имеют практического опыта работы в условиях экономической самостоятельности предприятий и демократических преобразований в обществе. Исследования показывают, что поли­тическое, административное и экономическое руководство основ­ными отраслями промышленного производства и страной в целом, управление многочисленными новыми предприятиями и фирмами осуществляются дилетантами, не имеющими специального обра­зования и опыта управления. Профессионально подготовлен­ными в области управления считают себя только 3,5% опрошен­ных руководителей, подготовку в вопросах права и психологии управления имеют менее 4%, а полностью владеют проблемами работы в условиях рынка только 0,7%! Проблемы дилетантских методов управления и низкой подготовки специалистов беспокоят и зарубежных предпринимателей. В книге профессионального аме­риканского менеджера Дж. Стэка «Большая игра в бизнес» гово­рится, что самый высокий барьер, который необходимо преодолеть на пути к успеху, — невежество. Он пишет: «Именно в нем кроется причина многих неудач. Для меня невежество и неудача — одно и то же. В большинстве компаний существует три уровня невежества:

  1. Невежество высшего руководства заключается в представ­лении о том, что подчиненные не способны понять проблем и от­ветственности руководителей.
  2. Невежество рабочих обычно означает, что они понятия не имеют, почему руководство действует именно так, а не иначе. Кроме того, все ошибки в деятельности фирмы приписываются жадности и тупости начальства.
  3. Невежество руководителей среднего звена означает, что они все время разрываются между требованиями высшего руко­водства и рабочих. Их роль в компании — самая трудная, потому что они — слуги двух господ. Если они на стороне рабочих, зна­чит, в оппозиции к начальству. Если же на стороне высшего руко­водства, то вступают в конфликт с рабочими. Следовательно, они всегда недовольны собой».

Любопытны данные социологического опроса среди руководи­телей крупнейших предприятий, проведенного в начале перестроечного процесса: по самооценке руководителей, самый высокий уровень знаний они имеют в области техники и технологии произ­водства (4,1 по пятибалльной шкале), а самый низкий (от 3,1 до 3,3) — в области психологии и теории управления.

porochnost_diletanskih_metodov

Среди новых предпринимателей прочно утвердилось мнение, что их жизненного опыта вполне достаточно для оптимального управления производственными коллективами, что специально изучать теорию и искусство управления — лишняя трата времени. А объективные исследования показывают, что менее 1 (одного!) процента руководителей подготовлены к работе в условиях рынка. Подавляющее большинство современных руководителей не подо­зревают, что наука управления — одна из сложнейших отраслей знания, что существуют объективные законы управления, есть философские, социальные, правовые, психологические аспекты уп­равления, что есть, в конце концов, мощная техника и даже искусство управления. Свои неминуемые срывы и провалы на слу­жебном поприще они, естественно, объясняют случайным совпа­дением неблагоприятных факторов, интригами и происками недо­брожелателей. Для процветающих русских нуворишей тот факт, что они приобрели огромные состояния без знания каких-либо те­орий и законов управления, убедительно свидетельствует о не­нужности любых форм обучения, им важно овладеть другим ис­кусством: как тратить эти деньги, не вызывая насмешек опытных, солидных зарубежных партнеров.

Уместно вспомнить известное ироничное высказывание о наших купцах, хотя проводить параллели между «новыми русски­ми» и купечеством было бы не совсем корректно: «Такой же ты мужик, как и все, только вот синий сюртук носишь да и обтесался немного между господами, а посадить обедать с собой все-таки нельзя — в салфетку сморкаешься», — говорил в прошлом веке историк С. Аттава. «Российские предприниматели, приезжающие в США или временно живущие там, ведут роскошный образ жизни на деньги, которые незаконно держат за пределами России», — пишет газета «Джорнэл оф коммерс энд коммершл». Однако и они, эти процветающие бизнесмены, всегда предпочитают иметь дело только с профессионалами, а не с дилетантами, и сами начинают проявлять интерес к научным основам бизнеса и менедж­мента.

Дилетант в любой области знаний, от музыки и до управле­ния, распознается достаточно просто. Для него характерны амби­циозность, низкая культура, неуважение ко всем, кто ниже его по положению, агрессивность, отсутствие самокритичности, вы­сокое мнение о собственном красноречии и удивительная легкость смены позиции. Дилетанты во все времена охотно берутся за ре­шение любых проблем, если результаты их деятельности не будут очевидны немедленно: как лечить грипп, рак и саркому, как за­страховаться от порчи и сглаза, предсказать будущее и т.д. Но ведь никто из дилетантов не решится исполнить сонату Бетховена или сделать простейшую хирургическую операцию — этому нуж­но долго и серьезно учиться.

Так и с управлением — для дилетанта здесь все просто и ясно, и так было в течение последних восьмидесяти лет. Красива фраза: «Каждая кухарка должна управлять государством», но мы на горьком опыте убедились, к чему приводит, если во главе за­вода оказывается рабочий, а управляющим банком становится мат­рос. А ведь так и было в первые годы советской власти. IX съезд большевистской партии в 1920 г. формально закрепил следующее мудрое предложение: во главе государственных предприятий дол­жен стоять директор-администратор обязательно из рабочих, а его помощником назначался профессионал-инженер, а если руководил предприятием инженер, то при нем должен быть комиссар из рабочих или один-два помощника-рабочих. Таким образом, «со­циально чуждые» элементы не могли «навредить», а позже, когда специалисты или эмигрировали, или были физически уничтожены как враги народа, возникла острая нехватка профессионально под­готовленных кадров — в 1927 г. на 10 тыс. рабочих приходилось 65 инженеров и 68 техников, большинство из которых были прак­тиками и специального образования не имели.

Однако утверждать, что мы всегда отставали в решении про­блем управления и что за последние годы не наметились замет­ные тенденции к осознанию важности этих проблем, было бы необъективно. Система управления советским народным хозяйством была хорошо адаптирована к требованиям административно-ко­мандной системы и воспитала много прекрасных специалистов, труд которых определил существенные достижения в энергетике, топливодобывающих отраслях промышленности, строительстве и тя­желой индустрии. Но какой ценой...

Полезно вспомнить, что за годы советской власти промыш­ленность страны развивалась в 6 раз быстрее мировой. В самые «застойные» годы (с 1981 г. по 1985 г.) валовой продукт страны увеличивался на 20%, а в США в эти годы — на 14%, в Западной Европе — на 8% и лишь в Японии — на 21%.

Общество, сознательно разрывающее связь между прошлым и настоящим, если оно безразлично к опыту социалистического строительства и неуважительно относится к урокам отечественной истории, не может считаться здоровым — налицо нравственная амнезия, потеря общественной памяти. Да, опыт строительства социализма закончился сокрушительным провалом и принес наше­му народу неисчислимые бедствия, однако он никак не дискреди­тирует сами идеи социализма, о которых мечтали величайшие умы человечества. «Социализм есть имя нашей мечты», — говорит Ир­винг Хоу, и «никто в здравом уме не будет мечтать о капитализ­ме», — продолжает эту мысль известный проповедник Ричард Нейхауз [95]. Симптомы нравственной амнезии, этого тяжелого неду­га, ощущаются постоянно: утрачиваются такие важнейшие кате­гории, как любовь к родине, патриотизм, девальвируются поня­тия добросовестного труда, бескорыстия, чести и достоинства.

В связи с этим нельзя не вспомнить мысль известного фран­цузского дипломата князя Талейрана: «Для того, чтобы иметь мно­го денег, не надо иметь много ума, а надо не иметь совести». Не верится, что великий русский писатель М. Е. Салтыков-Щедрин не наш современник — он сказал: «Мнения, что Запад разлагает­ся, что та или иная раса обветшала и сделалась неспособной для пользования свободой, что западная наука поражена бесплодием, что общественные и политические формы Запада представляют бесконечную цепь лжи, в которой одна ложь исчезает, чтобы дать место другой, — вот мнения, наиболее любезные Митрофану...» Удивительно точно и актуально, не правда ли?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.